Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:12 

once again

коммандер Очевидность
насколько я помню, у Амриша всегда был голубь.
неужели всегда Нина?

23:59 

о женщинах

коммандер Очевидность
нет, была не только Сильвия. я даже не могу сказать, что Сильвия была особенная.

02:24 

Беседы с врагом

коммандер Очевидность
никогда не мог отказать себе в этом удовольствии.

19:06 

and if forever, then forever

коммандер Очевидность
прелесть нового - в непредсказуемости впечатлений.

нет. слово "прелесть" не годится.

18:54 

I am back

коммандер Очевидность
кто сказал, что возвращаться - плохая примета?

20:10 

a hard night's day

коммандер Очевидность
начальство вдруг начало оказывать мне знаки особого внимания. не надо быть пророком, чтобы понять, что это не к добру.

20:41 

коммандер Очевидность
из всех нас - а сейчас я имею в виду мой круг общения в Розенкройц - на искренние чувства был способен только полковник Амриш.

21:44 

кое-о-ком напомнило

коммандер Очевидность
"Богам противен я, так, значит, правда, что есть они".

Аристофан, "Всадники".

22:52 

некстати

коммандер Очевидность
однажды в моей комнате возник странный предмет. плюшевый медвежонок с шелковым сердцем в руках, да еще и в розовом подарочном пакетике с надписью "love". я три дня задавался вопросом "кто?" и задавал его вслух с разными интонациями.
так и не сознались.

00:38 

выпускной

коммандер Очевидность
"форма одежды - парадная". так и сказали. формально нам предоставили свободу выбора. на самом деле это значило, что надо надеть форму. темный костюм с эмблемой Розенкройц, ага.
для торжественной части всем выдавали мантии и шапочки. смешная деталь. с другой стороны, Розенкройц - это учебное заведение, которое выпускает воспитанников в большой мир. притом, учебное заведение получше многих.
я заранее знал, что мантии утром разнесут по комнатам. и посмеялся про себя: зачем надевать форму, если ее все равно никто не увидит?

нас выстроили по сторонам длинного коридора. прочитали пафосную речь. "вы не такие, как все", "иной мир", "вы справитесь с этим миром лучше обычных людей", "вас учили быть хозяевами жизни" и прочая белиберда для впечатлительных умов, каковых к концу обучения, пожалуй что, уже не осталось.

потом имел место не менее торжественный и пафосный ужин, перед которым надо было снять мантии. я тоже снял. под мантией были пиджак от формы и килт. подлетел Амриш и начал орать: "какого черта, Кроуфорд? вы позорите не только себя. вы позорите своих товарищей! нет, вы позорите американскую нацию!"
меня сильно позабавило, что полковнику в голову пришли слова про товарищей и американскую нацию. вот уж от кого не ожидал.
я сделал большие глаза и ответил ему и всем собравшимся, что фамильный килт - самая парадная форма одежды, которую только можно представить.
разумеется, они отстали.

завтра день, когда особо сентиментальные выпускники встречаются друг с другом. каждый год.
какая скука.

00:25 

what dreams may come

коммандер Очевидность
приснился Шульдих.
он стоит напротив меня. и начинает приближаться. будто под ним тележка на колесиках. как в кино. приближается вплотную. я говорю:
- ну что тебе?
а он мне:
- почему? - и молчит.
я ему:
- ты что?
а он молчит, и его губы в трех миллиметрах от моих.
тут я проснулся. меня долго рвало.

02:47 

bang-bang, he shot me down

коммандер Очевидность
играя в "ковбоев и индейцев", я всегда был ковбоем. и только ковбоем. когда мы носились по улицам, изображая Гражданскую войну, я всегда был янки. и только янки.
да, я был правильным ребенком. но дело не в делении на хороших и плохих парней. а в том, что я не люблю проигрывать.
погибая последним - и только последним! - в форте Аламо, я знал, что техасцы все равно победят.

08:00 

первая кровь

коммандер Очевидность
так уж вышло, что в какой-то момент наш класс оказался искусственно поделен на две половины. между ними шла окопная война. теоретически, мое место было в "престижной" части класса. но волею нелепейшего случая я оказался среди люмпенов. впрочем, я довольно быстро стал представителем при переговорах с "избранными" - те уважали меня заговаривали со мной. однако как равного не принимали.
меня это не особенно волновало - все эти детские разборки яйца выеденного не стоят. с другой стороны, "правильный" alignment давал ряд преимуществ, которых я оказался лишен.

ближе к концу нашего обучения Амриш устроил горный поход. поход был сложным, и полковник заявил перед классом, что берет только тех, кто одновременно удовлетворяет двум условиям: 1) не сдохнет по пути и 2) приятен лично Амришу. и зачитал список из восьми человек. это были семеро "избранных" и - последним номером - я.
все головы повернулись в мою сторону. я встал и при всем классе отказался.
в тот же день полковник поймал меня в коридоре, отвел в сторонку и начал объяснять мне, что это мой шанс и что он лично очень бы обрадовался моему участию. я отказался вторично.

с того дня началось наше "открытое противостояние при полном взаимном уважении". ибо я вывел соперничество в открытую фазу, а полковник Амриш в тот день начал меня "по-настоящему уважать".

уважать. за этот продуманный отказ. просто смешно.

19:30 

не скрежещи зубами с таким отчаянием

коммандер Очевидность
после выпускного мне предложили работать в Розенкройц. этой чести домогались многие, но удостаивались избранные. разумеется, я согласился - и оказался под началом у полковника Амриша.
как я и предполагал, он засунул меня в архив. я целый год дышал библиотечной пылью, разбирая документы. за этот год я многое узнал об истории и структуре Розенкройц и Эсцет. думаю, я знал об организации больше всех, с кем я на тот момент был знаком.

через год мне надоело там сидеть. я узнал всё, что мог. переводом из архива и не пахло. а мне хотелось "в поле". хотелось собственную группу. я жаждал действия. в конце концов, у меня были планы.
уходить из Розенкройц не принято. это - долгий и сложный процесс. и начаться он должен был с разговора с куратором. то есть, с Амришем.

разумеется, полковник не забыл о моих школьных выходках. в течение следующего года раз в полтора месяца он вызывал меня к себе поговорить о моей работе. упрекал меня за то, что я "могу лучше", "не проявляю должного рвения". а потом спрашивал о моих планах на будущее. в этом месте я открывал рот, чтобы произнести: "Полковник, я хочу перевестись на оперативную работу". и, как в дурацких старых комедиях, после слова "полковник" то влетала Нина и настойчиво требовала ее покормить, то заходила Сильвия Лин со срочным докладом, то звонил черный телефон на столе.
ровно год я физически не успевал сообщить полковнику о своем желании. ровно год я раз в полтора месяца шел в спортзал и до изнеможения колотил боевой тренажер. ровно год на лице Амриша мелькала легкая улыбка, когда я, вздохнув, вставал и шел к двери.

я понимал, что этому не будет конца. из всего следовало, что чертов слепец решил запереть меня в пыльной библиотеке если не на всю жизнь, то на много лет.
надо было бежать. но как?

и однажды, бессильно привалившись к стене в спортзале, я понял, как.

Сильвия Лин.

01:04 

о чем невозможно говорить

коммандер Очевидность
это случилось года за полтора до выпуска.
мы шли на урок к Амришу, когда нас перехватил кто-то из администрации. нас провели в просторный кабинет и объявили, что сегодня полковника перевезли в больничное крыло. "больничное" крыло в Розенкройц - место специфическое, и некоторых пришлось успокаивать, объясняя, что повезли его именно лечить, так как на уроке с другим классом он внезапно позеленел, согнулся пополам и свалился на пол. прободение язвы.

посещения не поощрялись. да и рьяного желания навещать Амриша никто не выказывал.
зато полковник явно скучал в бездействии. и как-то раз прислал письмо. всему классу.

письмо: один тетрадный лист, исписанный убористым почерком. по-английски, что само по себе было необычно. текст представлял собой стихотворение, где каждая строчка в аллегорической форме описывала одного ученика моего класса. точных цитат не помню. помню, что каждому приписывалась определенная порода дерева, или чаще, так сказать, производная от дерева. так, кто-то был "эбеновым деревом". а кто-то - "крепким брусом" или "ароматической палочкой".

письмо переходило из рук в руки, и все долго и шумно обсуждали, кто есть кто, узнавали себя или, напротив, оспаривали, надо сказать, довольно меткие характеристики.
в какой-то момент меня спросили: "а ты там где?" я пожал плечами, и одноклассники бросились искать ответ сами. не нашли. начались споры из серии "а может, это не ты, а Кроуфорд?"
эти споры продолжались несколько дней. пока кто-то не догадался посчитать количество строчек.

их было на одну меньше, чем нужно.

02:50 

if my complaints could passions move

коммандер Очевидность
поначалу Сильвия Лин казалась неприступной. умная, красивая, сильная. женственная. при этом не из тех женщин, что умиляются на котят и пищат от восторга при виде пары сережек. она была предана Амришу и не слишком обращала на меня внимание. нужно было найти к ней подход.
людей без слабостей не бывает. даже если они не совсем люди.
через пару месяцев я понял: Сильвия Лин любит цветы.
оставалась одна проблема: где в окрестностях Розенкройц найти цветочный магазин? задача нерешаемая: цветов поблизости не продавали.
пару раз (и довольно давно) Амриш дарил ей великолепные букеты, но где он их доставал, выяснить мне так и не удалось. может, Нина приносила по одному цветочку?
выход нашелся в давно опротивевшей мне библиотеке. селам - язык цветов.
со временем года повезло. иначе пришлось бы ждать.
я улучил момент, выбрался на природу и нарвал букет примул.
"я не могу жить без тебя".
вот так прямо.

15:26 

Flower Power

коммандер Очевидность
К июлю я лез на стенку.
- уже упомянутые примулы
- горечавки ("ты несправедлива")
- лютики ("одиночество")
- фиалки ("тайно мечтаю")
- клевер ("хотел бы знать...")
- альпийские астры ("думаю только о тебе")

я дарил примерно по букету в неделю. под конец мне уже было плевать, что значат чертовы цветы.
главное - идея работала. если для того, чтобы подарить первые два букета, мне пришлось долго ловить Сильвию так, чтобы этого не увидел Амриш, то через месяц она сама начала "случайно" заходить в библиотеку. причем не только за цветами.
и когда я заметил, что она украдкой смотрит на меня и улыбается, то понял: первый этап прошел удачно.

21:55 

Quo usque tandem, Catilina?

коммандер Очевидность
раз в неделю:
изобретать предлоги для выезда на природу.
оглядываться, нет ли рядом Нины.
прятать скромный букетик где получится.
прикидывать, где вероятнее всего можно наткнуться на Сильвию.
оглядываться, нет ли рядом Амриша или Нины.
встречаться с Сильвией.
оглядываться, нет ли рядом Нины.
изображать на лице застенчивую улыбку.
расставаться с Сильвией.
оглядываться, нет ли рядом Нины или Амриша.
и так далее до бесконечности.

неудивительно, что когда Сильвия заговорила со мной, я с трудом сдержал радостный вопль.

она спросила: "А почему у тебя в букетах всегда только один цветок? Ведь много разных - гораздо симпатичнее".

и как это я не выругался прямо при ней?

20:23 

гнев, о богиня, воспой

коммандер Очевидность
многие паранормы, особенно всякие там -кинетики, очень нервно реагируют на прикосновения.
поэтому к моменту, когда я как-бы-невзначай возьму Сильвию за руку, я готовился долго и тщательно. влететь в стенку или получить ногой по голове очень не хотелось.

стандартный букет из всего, что попалось под руку. с цветами явно пора завязывать. приглашение выпить кофе в библиотечном кафе. тоже не первое. спускаемся друг за другом. ее рука лестничных перилах - вот-вот снимет. но тут я спотыкаюсь и, чтобы удержаться, хватаюсь за перила. разумеется, моя ладонь проскальзывает по ее пальцам. я отдергиваю руку, застываю... и слышу, как хлопают под потолком голубиные крылья.

на этот раз я не удержался.

01:30 

море волнуется раз

коммандер Очевидность
пожалуй, впервые за все время знакомства с полковником, я чувствовал... нет, не страх. тревогу. а когда я понял, что заверну за угол - и столкнусь с ним лицом к лицу, сердце неприятно сжалось.
"Кроуфорд! вот так сюрприз!"
жуткая, точно выдержанная пауза - пустые глазницы Амриша разглядывали мое лицо.
"однако, молодой человек. однако".
...и пошел дальше.

Хмпф

главная